Исторический кружок: Гарибальди

В начале 19 века в Ницце (в то время Италия) родился мальчик, звали его Джузеппе. Мамо хотела, чтобы он стал священником, но у мальчика были другие планы. Мамо, какого хуя вы хотите испортить мне всю жизнь, включая половую? – возмутился Джузи и свалил во флот. Фамилия его была Гарибальди.

Италия в то время была разрозненной страной и до кучи ареной, где мерялись пиписьками Австрия и Франция, стремясь оттяпать себе кусок. Политические деятели жевали сопли и спагетти, ничего особо не предпринимая, чтоб не дали песды.

Посмотрев на соплежевание, Джузи вступил в организацию “Молодая Италия”, наконец поняв, чего хочет в жизни: национально освобождать и революционировать. – Захер – нахер! – заорал Джузи и принялся действовать. И тут первый раз случилось то, что потом случалось с ним всю жизнь: он готов был продолжать борьбу до последнего, а политики сцались, отступали, тормозили процесс и бросали его через хй. Огребши пиздюлей, Джузи наконец понял, что некоторые товарищи ему совсем не товарищи, и отплыл в Новый Свет, революция накрылась ЖПО.

В Новом Свете же как раз очень удачно сделалась война за независимость республики Риу-Гранди от Бразилии, в которую Джузи тут же встрял, чтоб потренироваться и вообще. В этой самой республике очень обрадовались и сделали Джузи адмиралом. Джузи власть посражался, а потом внезапно втрескался. Дама, ее звали Анита, была под стать ему и тоже любила вот это вот все. Женюсь!!! – воодушевленно заорал Гарибальди. Я уже замужем! – сказала тетка и стала вместе с Джузи воевать.

Когда парочка немножко устала, то перебралась в Уругвай. Муж Аниты куда-то делся (хотя вообще-то это никого не гребло), и парочка поженилась. Впрочем, они быстро заскучали, но тут очень кстати сделалась местная гражданская война, и Джузи опять всучили флот. Несмотря на постоянные военные действия, Джузи успел настрогать Аните трёх детей. – Не ну серьезно? – возмущённо сказала Анита и ебнула Джузи скалкой, – я за тебя вышла замуж ради обосранных младенцев? Джузи покладисто согласился, что это полная хуйня, и парочка вернулась домой продолжать национально-освободительное движение.

На родине Гарибальди сначала выдали отряд, но вскоре король и Папа начали сцать излишней резкости Джузиных действий. Джузи снова понял, что некоторые товарищи ему совсем не товарищи, а монархия – хуйня на постном масле. Так что он набрал собственный отряд, всех упиздил и провозгласил Римскую республику. Охуели все: австрийцы, Папа, король обеих Сицилий, французы охуели за компанию. Гарибальди получил пизды, но тут из Ниццы подоспела Анита. – Ты чё сопли развесил? – необидно сказала она и вклеила мужу леща. Джузи взбодрился, отправился в Венецию и провозгласил там республику. Но опять получил пизды. По всей стране гонялись за ним австрийские войска, поймали и выслали из страны. – Хуйня вы, а не патриоты, – сказал разочарованный Джузи, сдал детей бабушке (Анита умерла, не выдержав тягот очередной беременности и малярии) и вернулся в новый свет, где было намного веселее. Он был капитаном и свечником, потом путешествовал, а когда надоело, вернулся домой и осел в своем поместье, разочаровавшись в правящей верхушке.

Тут на национально-освободительном фронте забулькало. – Мне щас так низя! У меня огород и куры! Мне за пенсией в сберкассу! Вы опять все просрете и отморозитесь! – отбрехивался Гарибальди, но Сардинское королевство, которое все замутило, уже всучило ему отряд. Через некоторое время Гарибальди понял, что некоторые товарищи ему совсем не товарищи и опять пошел вразнос. Сардинское королевство охуело и сделало вид, что оно ни причем, это просто какие-то непонятные повстанцы. Гарибальди охуел и провозгласил себя диктатором Сицилии. Сардинское королевство обрадовалось и сразу сделало вид, что оно причем, а сардинский король Витторио Эммануэле сделался королем объединённого королевства.

Гарибальди пригласили в парламент, но он считал законодальную деятельность унылым говном, у него были куры, свыни и недописанные мемуары, а все политики его бесили.

Между тем детишечкам Гарибальди потребовалась няня. Звали ее Франческа, ей было 17, а Гарибальди 53. Гарибальди как-то взбодрился, вспомнил, что он 11 лет без жены (любовницы не в счёт), женился и завел ещё троих детей.

Тут в Америке забулькало. Вашингтон вспомнил о Гарибальди и начал ему молнировать. Но Гарибальди не прельстился, считая Вашингтона лицемерным говном (см.рабство) Между тем Витторио жевало сопли, и Рим оставался у врагов. – Бля, ну ничего сами не могут, а! – сказал Гарибальди, простился с курями, женой и свежими младенцами и отправился всех пиздить.- Вы охуели? – спросил Наполеон 3. – Он не с нами! – привычно отморозилось Витторио Эммануэле, арестовало Гарибальди и отправило его к курям и Франческе.

Тут сделалась австро-прусско-итальянская война. – В жопу, – сказал Гарибальди, но Витторио Эммануэле жалостливо нудело. Гарибальди отвоевал Венецию, присоединил ее к Италии и опять засобирался брать Рим, но Витторио Эммануэле снова засцало. Гарибальди привычно набрал волонтеров и отправился на Рим. Витторио Эммануэле прикинулось шлангом. Наполеон 3 дал Гарибальди люлей и отправил его к курям и младенцам.

Тут сделалась франко-прусская война, и Рим под шумок был взят итальянцами. Гарибальди приглашали на разные должности в правительстве и парламенте, его звали к себе парижские коммунары, но он в ужасе отказался, вернулся к огороду, детям и жене и написал кучу книг. Правительство ему было так противно, что он даже не хотел брать у них пенсию, но пришлось, поэтому часть денег он жертвовал на благотворительность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.