Глумление над святым: фильм Анжелика – маркиза ангелов

В 2013 году французские киношники покусились на святое – пересняли, страшно сказать, “Анжелику”. Кино, на котором выросли и на которое фапали целые поколения. По роману, который прочла, утирая слюни и сопли, практически каждая женщина на постсоветском пространстве (и некоторые мужики тоже). Стрелки Мишель Мерсье и идеальная укладка служили примером для миллионов женщин (особенно опять же в постсовке), которые с тех пор так и выносят мусор со стрелками и укладкой. Меня контузило в 4 года, потому что родителям не с кем было меня оставить и они взяли меня с собой в кино. Все было красиво и увлекательно, но тетка зачем-то все время лежала в кровати с голыми дядьками и басом кричала ноооо.

В старом фильме были красивы все: начиная от бандита Николя и закончивая якобы уродливым Пейраком. Красивый мудило-Филипп, красивый носатый Дегре, даже Людовик с порноусишками был красив. Что уж говорить про венгерского князя или турецкого посла. Только Филипп Орлеанский был гнусен (от этой детской травмы я излечилась, посмотрев сериал “Версаль”). Создатели фильма справедливо рассудили, что укладка и стрелки – это позавчерашний день и постарались все сделать более жизненно, сохранив при этом основную канву повествования.

Анжелика тут тоже красивая, но больше похожа на живую женщину: от беготни и постели у нее портится прическа. К тому же она намного более эмоциональна, чем Мерсье. Пейрак старый и страшный, а их отношения показаны более жизненно: Анжелика сначала орет и брыкается, но потом не делает ыыыы (как в старом фильме), а деловито говорит мужу: месье, разрешите вам впердолить. Потом входит во вкус и асисяй. Людовик мордатый, усатый и мерзкий, остальных мужиков тяжело отличать друг от друга: они все сверх меры чернявы, кудрявы и носаты. Собачка Сорбонна очень хорошая.

В целом получилось вполне симпатично, мои детские воспоминания остались непоруганными, смотреть было интересно, хотя, понятное дело, я все знала напамять.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.