Как я почти полюбила Кельн

Знаете, сколько раз я была в Германии? Вот и я не знаю. Мне повезло иметь прекрасную подругу, которая там живёт и всегда рада нас видеть. Так что Германию мы чаще всего используем в качестве перевалочного пункта, хотя немного и поездили. Дело тут еще  в генетической памяти, которая услужливо подсовывает пионеров-героев и бабушкины фразочки вроде “страшный, як німець” (ее можно понять, ее чуть в Германию не угнали).


Особенно пострадал от моего пренебрежения Кёльн, на котором я сразу поставила крест. Кельну, конечно, насрать, но в прошлый раз я твёрдо решила исправить упущение.
В соборе я, конечно, была. Но католические готические соборы все немного похожи друг на друга. Кельнский просто огромный, и судьба у него тяжёлая – на этом месте был вполне приличный романский собор, который разваляли, чтобы было куда складывать новые крутые реликвии.

Только упс, деньги закончились. И стоял бы собор такой и дальше, если бы прогрессивная общественность на волне увлечения готикой и средневековьем не устроила бучу. В итоге время строительства собора насчитывает позорных 700 лет.
Во время войны Кёльн сильно бомбили, в собор прилетело аж три бомбы, но он выстоял.
Зато не выстояло много чего другого. В итоге старой застройки в Кёльне раз-два и обчелся. Рыбный рынок и почитай, что все. Но есть несколько древних ворот и башен, а также целых 12 ещё романских церквей.


Романские церкви почему-то люблю страстно, наверное, за простоту. По ним решила и вдарить.
Прогулявшись по ратушной площади, где был ремонт и вай фай, двинулась в церкву Святой Марии Капитолийской, нечеловечески мрачной внутри и снаружи. Ситуацию спасает только внутренний дворик. Церковь была построена в 11 веке на месте языческого храма, а место носило название Капитолий, отсюда название церкви. В годы войны её почти полностью разрушили. Тем не менее, внутри очень аутентично пахнет сараем.


В малого святого Мартина я заходить не стала, только посмотрела на грустную фигурку на стене. Не знаю, почему его так любят в Германии.

Промчавшись мимо римской башни (все ж Кельн это Колония Агриппина, а не хрен собачий), я дошла до самой старой церкви – святого Гереона. Возле неё лежала голова и пустыми глазами пялилась в небо.


Считается, что самая старая часть базилики построена ещё в 4 веке. Это была то ли часовня-мартириум (место захоронения мученика), то ли мавзолей. Чего добру пропадать, базилику надстроили сверху. Но первых 14 метров кладки честно относятся к 4 веку. Святой Гереон – довольно малоизвестный чувак, римский офицер, замордованный язычниками около Кельна.

Пройдя 25 тыщ шагов я почти полюбила Кельн. Но он отомстил мне за годы пренебрежения задержкой поездов. Я посинела, бегая туда-сюда по набережной, так что до полной любви мне пока далеко.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.