Рассказы о животных

Хороших книг о животных на самом деле не так уж много. Авторы либо очеловечивают их, либо пишут намеренно примитивным языком, чтобы якобы передать ход мыслей животного, либо бьют по больным местам так, что читатель всю книгу умывается слезами и пьет корвалол. Но есть несколько книг о животных, которые не грешат всеми этими недостатками.

“Три билета до Эдвенчер” Джеральд Даррелл. Как ни странно, именно это моя любимая книга Даррелла, а не “Моя семья и другие звери”. Я так припадочно ржала, когда ее читала, что цитировала родителям вслух и до сих пор помню многие куски.

“Мы были явно не одиноки в своем стремлении убрать капибару куда подальше. И вот мы спустились в палисадник, обмотали ящик еще несколькими мешками и двинулись вдоль по дороге… Наконец мы обогнули последний угол, вот уж ворота музея показались – и тут мы наткнулись на полисмена. Мы все трое остановились и с подозрением воззрились друг на друга. Полисмен явно недоумевал, с чего бы это двум расхристанным джентльменам волочить по улицам гроб в такой час, когда им полагается быть в постели. Он отметил про себя выглядывающие из-под верхней одежды пижамы, отметил загнанное выражение наших лиц и особенно отметил гроб, который мы несли. В этот момент из гроба донесся удушаемый всхрап, и у полисмена глаза полезли на лоб… Тут только до меня дошло, до чего трудно сколько-нибудь убедительно объяснить полисмену, зачем нам загорелось в час ночи проносить по улицам капибару в гробу. “

“В дебрях севера” Оливер Кервуд. Кроме того, что это история о собаке, это еще история душещипательного асисяя, который в подростковом возрасте приводил меня в дикий восторг. В своих “Бродяг севера” Кервуд тоже в конце добавил немного асисяя. Книга  тоже, кстати, чудесная: о медвежонке и щенке, которые оказались связанными одной веревкой, и им волей-неволей пришлось подружиться.

“Существует огромное различие между охотой для пропитания и бессмысленными убийствами ради забавы. “

Джеймс Хэрриот весь. Хэрриот был практикующим ветеринаром в сельской Англии и практику начал в первой половине 20го века. Об антибиотиках и лечении мелких животных тогда еще никто не слышал. Лечили сельскохозяейственных животных, приносящих пользу, иногда собак. Хэрриот одинаково смешно и мило пишет и о людях, и о животных. Оттуда помню тоже целые куски.

“Вот, значит, что! Его выбросили из машины! Какое-то время назад любимые люди, которым он беззаветно доверял, открыли дверцу, вышвырнули его в неведомый мир и беззаботно укатили. … Я провел ладонью по жестким завиткам на голове. Грабителю, взломавшему банковский сейф, можно найти извинение, но только не им, не такому поступку. “

Книга, кототрую я прочла в прошлом году – Брюс Кэмерон “Жизнь и цель собаки“. Это, конечно, не “Белый Бим”, но тоже достаточно душераздирающе. Этот автор как раз сумел передать образ мыслей собаки очень достоверно, не очеловечивая ее при этом.

“Моим предназначением, целью всей жизни было любить мальчика и делать его счастливым. Теперь мне не хотелось приносить ему несчастье, даже хорошо, что его нет тут, хотя я скучал по нему до боли – такой же сильной, как страшная боль в животе.”

 

“Рассказы о животных” Сетона-Томпсона, наверное, были в книжном шкафу любого советского ребенка, хотя они вовсе не детские. Рассказы там были разные: и ужасно грустные, и жизнеутверждающие вроде рассказа про королевскую аналостанку или койотшу Тито. Их я любила и перечитывала. Остальные – нет.

“Она сразу выказала необъяснимую дикость. Однако ее нелюбовь к ласкам была истолкована как аристократическое отвращение к фамильярности. Бегство от комнатной собачки на середину обеденного стола объяснялось прирожденным стремлением избежать оскверняющего прикосновения. Покушения на домашнюю канарейку объяснялись жестокостью, которая царит на ее родном Востоке. Ее барские ухватки при открывании бидона с молоком снискали ей всеобщее восхищение. “

“Медведи и я” Роберт Фрэнклин Лесли. Автор подобрал и вырастил трех медвежат-барибалов, оставшихся без матери. Потом выпустил их в дикую природу. О жизни с медведями написано интересно и местами смешно, но окончание достаточно печальное.

“Покрытая шрамами старая медведица робко и медленно, чуть ли не на брюхе, поползла к моему крыльцу. В шести футах от меня она остановилась и села на траву, устремив на меня такой отчаянный взгляд, какого я никогда не видел раньше у диких животных. Мотая головой и явно что-то пытаясь мне сказать, она издавала мягкие гортанные звуки, которые, казалось, рождаются у нее глубоко в горле. Нельзя было не понять, что она пытается передать мне через непреодолимый барьер, разделяющий человека и зверя, какое-то важное сообщение. “

Этот список был бы неполон без Джека Лондона. И тут я не буду оригинальна, но в “Белом Клыке” я всегда читала только вторую половину, первая была невыносима.

2 comments

  1. Кервудом и Хэрриотом зачитывалась в детстве! А у Лондона люблю еще Зов предков, пожалуй, даже больше Белого клыка. Спасибо, Ир!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.